СИНИЦЫНЫ ДМИТРИЙ И НИКОЛАЙ

В истории подвига тринадцатилетнего Дмитрия и пятнадцатилетнего Николая слились воедино беспримерное самопожертвование и героизм русского народа. До войны они были самыми обыкновенными мальчишками. Учились, помогали родителям, играли, разбивали носы и коленки. Все изменилось в августе 1942 года.

Наши войска закрепились на рубеже горы Гейман и станицы Куринской. Там гремели жесточайшие бои, а Хадыженскую заня­ли тыловые подразделения немцев, обеспечивающие передовые части продовольствием, большую долю которого составляли ото­бранные у станичников продукты. Интенданты конфисковали птицу и скот, зерно и овощи. Чтобы уберечь от ножа оккупантов своих коров, люди решили спрятать их подальше в лесу. В те времена южная граница станицы проходила примерно по нынешней улице Горького, поэтому стадо тайно собрали в районе больницы, поручили Коле и Диме отогнать его вверх по долине Пшиша на несколько километров. Ребятам приносили еду, забирали молоко, рассказывали о станичных событиях, в каких домах разместились штабы и склады, где стояли танки и пушки. Полученные сведения юные пастухи сообщали связным партизан, базирующимся в урочище Тёмный Ельник, а те, в свою очередь, информировали командование фронта. Так продолжалось около месяца, но однажды очередной рейдовый отряд карателей наткнулся на шалаш мальчишек. Их долго избивали, требуя рассказать о партизанах и подпольщиках. Ребята не сказали ни слова. Обоих расстреляли на месте.

Через пару дней тела замученных Дмитрия и Николая обнаружили наши разведчики. Сообщили родным, вместе с ними похоронили героев, установили над могилами скромный стальной обелиск с пятиконечной звездой наверху. Прошли десятилетия, и не было случая, чтобы сюда не приходили хадыженцы, гости города, пешие путешественники по предгорьям Кавказа.